m_ludenhoff (m_ludenhoff) wrote,
m_ludenhoff
m_ludenhoff

Categories:

У врат мастерства

В сети можно найти прекрасную книгу Г.Когана "У врат мастерства" (Москва, 1958 год, тираж 2200 экз.). Книга посвящена "психологический настройке" академического музыканта для успешной работы на сцене и дома. Положения книги относятся на самом деле к любому музыканту, т.е. не только академического толка. Делаю для себя здесь подборку полезных "цитат" в конспективной форме.

Может показаться, что многое, о чем говорится в настоящей книге, относится к категории так называемых прописных истин. Но репутацию прописных истин приобретают иной раз весьма важные и нужные вещи, которые молодежь как будто знает, в действительности же знает лишь на словах, в виде общих понятий, никак не применяемых на деле, в работе (или применяемых только формально, а стало быть, без настоящей пользы).

Внимание музыканта при упражнениях и исполнении музыки

Чрезмерное устремление внимания человека на совершаемые им движения оказывает дезорганизуещее влияние на двигательный процесс. Вот чем объясняется неудачный исход той "перестройки" фортепьянной педагогики, которую с таким шумом предприняла анатомо-физиологическая школа. Вот почему "все переставало выходить" у учеников, увлекшихся учением этой школы. С ними произошло примерно то же, что с пресловутой сороконожкой, которая, как рассказывается в индийской сказке, потеряла способность двигаться, лишь только задумалась над тем, что делает ее тридцать первая ножка в ту минуту, когда шестнадцатая отрывается от земли. Итак, чем больше мысль играющего прикована к его движениям, тем хуже он с ними справляется.

Ясно намеченная, ясно поставленная, ясно осознаваемая цель — первое условие успеха в какой бы то ни было работе. Рефлекс цели направляет, "настраивает" на нужный лад нервную систему, а через нее весь организм человека: "поведение" наших рук, ног и других органов действия подстраивается, "приспосабливается" к тому, что у нас "на уме". "Живая задача", т.е. устремление сознания в основном не на совершаемое движение, а на то, ради чего оно совершается, — вот "повивальная бабка" техники, успеха в работе. Коротко говоря, упражнение есть приспособление к определенной цели. Применительно к фортепьянной игре это означает: слушай мысленно ту музыку, которую собираешься исполнить, представляй себе то звучание, какое хочешь извлечь.

Некоторая часть исполнителей, хотя и смотрит в цель, но не в ту, в которую нужно смотреть. Чтобы выучить и хорошо сыграть какое-либо произведение, нужно думать об этом произведении, а не об аплодисментах публики. Что же касается аплодисментов, то они не должны быть целью работы: лишь при этом условии они могут стать ее результатом.

"Думание" о произведении связано с вопросом о трактовке его исполнителем, об исполнительском замысле. Различного масштаба детали — часть пьесы, пассажная фигура, мелодический мотив, отдельный аккорд, даже отдельная нота — больше всего поглощают внимание исполнителя, становятся попеременно, на известный отрезок времени, ближайшей целью работы. Достаточно ли ясно "видит" ученик эти малые цели? Достаточно ли ярко звучат они в его воображении? Неконкретность подобного воображения делает его уступчивым, данный тип "воображения" творчески бесплоден. Подлинный художник не придумывает, а всматривается в образ. Такой же конкретностью отличается воображение мастера-исполнителя. Видение художника узнается по точности, по ясности деталей, по конкретности их изображения: вспомните подробнейшие описания пейзажа и обстановки, столь частые у классиков художественной литературы. Оно узнается по неуступчивости, с какой настоящий писатель держится за образы своих героев. Что такое allegro, piano, пунктирный ритм? В каждом из этих понятий заключена в действительности не одна, а десятки и сотни градаций... Искусство начинается там, где начинается "чуть-чуть". Чтобы, как говорится, "попасть в точку", надо и целиться в точку. Целить же в район — значит, целить в сотню точек одновременно, значит не целить ни в одну из них, значит ставить перед собой смутную, неясную, творчески бесплодную цель. Такая цель не в состоянии направить должным образом тонкие нервные механизмы, управляющие руками пианиста. Ее расплывчатость и неопределенность обременяет игру множеством лишних движений, несовместимых с технической умелостью. При "шатающемся" во время упражнения ориентире в мозгу вместо одной "тропинки для пальцев", занятых, скажем, в данном пассаже, таких тропинок образуется двадцать. В результате огромный труд, затраченный таким исполнителем на прокладку двадцати тропинок вместо нужной одной, оказывается не только на девять десятых излишним, но и вредным, так как в нужный момент пальцы "не знают" как "бежать". Не потому ли так непрочна, ненадежна обычно техника ученика? Мудрено ли, что в концертном "цейтноте" он "случайно" попал не на ту тропу, на которую так же "случайно" попал накануне?

Едва ли не наибольшую роль в развитии воображения играет память. Воображение вовсе не есть "творчество из ничего", измышление абсолютных небылиц; его создания, даже самые фантастические, всегда представляют собой преображение опыта, "вытяжку" из жизни, "перетолченные" образцы реального мира. Память — резервуар воображения. А чтобы хорошо, отчетливо помнить, надо прежде всего хорошо, отчетливо видеть (слышать).

Итак: нужно уметь видеть, чтобы уметь запоминать, уметь запоминать — чтобы уметь воображать, уметь воображать — чтобы уметь воплощать. Что значит хорошо петь? Это значит хорошо себя слышать.

Сосредоточенность

Продуктивность всякой работы всецело зависит от сосредоточенности на ней внимания. Творчество есть полная сосредоточенность всей духовной и физической природы человека, которая полностью захватывает тело, ум, волю, чувство и воображение. Большие художники так сосредотачиваются на своей работе, что нередко производят впечатление "одержимых". Творческая чудаковатая "рассеянность" на самом деле — высшая форма сосредоточенности. Однако, умение вести параллельно целеустремлённую работу в одной области и "текущие дела" в других областях называется способностью распределять внимание. Эта способность необходима музыканту и поддаётся развитию.

Распределённость внимания представляет результат процесса, отправной точкой которого является сосредоточение. Путь к распределению внимания лежит через воспитание культуры сосредоточения: чтобы научиться видеть многое, нужно сначала научиться хорошо видеть одно. Чтобы успешно выполнять одновременно две работы, надо по крайней мере одной из них владеть настолько, чтобы она выполнялась в значительной мере автоматически, "сама собой". Автоматизация деталей есть средство разгрузить сознание от технических подробностей для того, чтобы сосредоточить его на интерпретации целого.

Время занятий

Сколько часов в день нужно играть? Играть можно сколько угодно, но ощутимую пользу приносят лишь те часы, когда работа совершается с полной сосредоточенностью. Часы, посвящённые упражнениям при лишь поверху скользящем внимании, оказываются простой потерей времени. Малая эффективность занятий вынуждает тратить на них огромное время.

Заниматься сосредоточенно нужно столько, сколько это возможно. Продолжение занятий после достижения "предела длительности внимания" физически возможно, но бесполезно и даже вредно, если вы не хотите, чтобы налаженное вами в течение четвёртого часа вновь разладилось на протяжении пятого. Занятия до боли в спине/руках/пальцах — признак не столько трудоспособности и прилежания, сколько мозговой лени: если голова не устала раньше, значит, вы и не начинали заниматься по-настоящему.

Нормальный режим занятий — с пятиминутными паузами раз в полчаса. А наибольшая свежесть внимания наблюдается по утрам.

Сценическое волнение

Корни "сценической паники" лежат в переоценке своих способностей и чрезмерном любовании собой. На самом деле, даже нет большой разницы, преувеличивает ли человек свои способности или преуменьшает их: в обоих случаях он занят оценкой себя, что отвлекает его от предмета работы. Неотступные мысли о себе и есть причина волнения. Напротив, сосредоточенность на том, что нужно сделать, даже в минуту смертельной опасности не пропускают в голову мысли о том, "что со мной будет". Сосредоточение на исполняемом произведении — единственный метод избежать волнения. Чтобы отвлечься от зрительного зала, надо увлечься тем, что на сцене.

Надо хотеть

Почему желание обязательно увенчивается успехом? Желание есть приказ сознания, мобилизующий, бросающий в бой все силы организма, приводящий в действие скрытые резервы огромной мощности, неведомо таящиеся в каждом человеке и прокладывающие непредвиденные пути к победе.

Почему желание далеко не у всех порождает умение? Во-первых, потому, что учащиеся порой хотят не того, что нужно (не определённой интерпретации, звучания и т.д., а аплодисментов).

Во-вторых, потому, что учащиеся часто хотят не тогда, когда нужно. Они полагают, что страсть, волевые усилия, духовное напряжение нужно приберегать для эстрады, дома же можно заниматься с прохладцей, без нервов. Выучка есть прежде всего обучение не пальцев, а мозга. Медленное домашнее исполнение должно чередоваться с этапами "примерки" исполнения с полным накалом, как на сцене (и фрагментов, и пьесы целиком).

В-третьих, потому, что учащиеся часто хотят не так, как нужно. Можно хотеть так, как человек, который с удовольствием бывает в театре, но прекрасно обходится и без него. Но можно хотеть так, как жаждет взаимности пламенный влюблённый в трагедиях Шекспира. Первое хотение не создаёт творческих ценностей. Речь идёт о чувстве, весьма похожем на ту платоническую любовь к искусству, от которой, по едкому замечанию Герцена, "детей не бывает".

Шли по берегу реки мудрый старец и его юный ученик. "Что есть истина?" — вопросил юноша. Вместо ответа учитель столкнул его в воду. Чуть не утонув, ученик с трудом выкарабкался обратно на сушу. "Когда истина, — сказал ему мудрец, — будет нужна тебе так же, как нужно тебе было выбраться на берег, — тогда ты найдёшь к ней дорогу".

Если мать умения — желание и страсть, то отец умения — труд. Обычное свойство истинного таланта — работоспособность.
"Поэзия —
та же добыча радия.
В грамм добыча,
в год труды."
Вдохновение не любит посещать ленивых.

От эмоциональности исполнителя в известной мере зависит и его память. Труднее всего сохранить в памяти то, что не представляет интереса, тогда как то, что интересно, — запоминается легко.
Tags: философствования
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments